Пускай ты выпита другим

Пускай ты выпита другим

Sergei Yesenin


Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.

О, возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.

Я сердцем никогда не лгу
И потому на голос чванства
Бестрепетно сказать могу,
Что я прощаюсь с хулиганством.

Пора расстаться с озорной
И непокорною отвагой.
Уж сердце напилось иной,
Кровь отрезвляющею брагой.

И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы,
Чтоб я готов был и встречал
Его приход неприхотливый.

Теперь со многим я мирюсь
Без принужденья, без утраты.
Иною кажется мне Русь,
Иными кладбища и хаты.

Прозрачно я смотрю вокруг
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
Что ты одна, сестра и друг,
Могла быть спутницей поэта.

Что я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.

Someone’s already had a sip of you

Malika Kadyrova


Someone’s already had a sip of you,
but left for me, for me is 
the perfume of your glossy hair,
the languor of your autumn eyes.

Oh, age of autumn! I’ll take it
over youth and summer. 
Now more than ever, you’re a sight
for this poet’s sore eyes.

There’s no dishonesty in my heart,
and when arrogance calls,
I can say without fear
that my pranks are far behind me.

Enough of this roguish
and unruly bravery.
My heart’s full of a new brew
running sober in my veins.

September tapped at my window
with a red willow branch,
ensuring I would greet it
on its unassuming arrival.

I now choose to make peace;
I feel no pressure, no loss.
These cemeteries, these cottages,
this Russia seems different. 

I look around, and I can see
it written across the sky,
that you alone, sister and friend,
can be this poet’s companion.

That I can sing to you alone,
as I’m learning to be loyal,
about twilight on the road
and the mischief I’m leaving behind.